Защита прав потребителей

Потребительское право

В научной литературе многие авторы указывают на наличие многообразия субъективных гражданских прав. При этом часто рассматриваются субъективные права граждан-потребителей при заключении и исполнении различных видов договоров. Достаточно часто вторая сторона договора, названная в Законе РФ от 07.02.1992 N 2300-1″О защите прав потребителей» как изготовитель, исполнитель, продавец, импортер, уполномоченная изготовителем (продавцом) организация или индивидуальный предприниматель, включают в договор условия, ущемляющие права потребителя.
Однако, статья 16 Закона РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей» устанавливает ничтожность условий договора, ущемляющих интересы потребителя по сравнению с законом, а Пленум Верховного Суда РФ в п. 73 Постановления от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» разъясняет, что сделка, нарушающая требования закона или иного правового акта, по общему правилу является оспоримой (ч. 1 ст. 168 ГК РФ). Учитывая данные положения, договоры, в том числе и публичные, должны быть составлены строго в соответствии с нормами законов и иных правовых актов Российской Федерации в области защиты прав потребителей. Причины заключения договоров с дискуссионными условиями могут быть разные, например, желание защитить свои интересы от более «слабого», как правило, менее осведомленного субъекта в обязательстве, однако наделенного законодателем специальными мерами защиты своих интересов. Однако, по мнению Вавилина Е.В. слабая сторона в гражданско-правовом договоре — это условное обозначение участника договорных обязательств, обладающего значительно меньшим запасом тех или иных организационных, материальных, профессиональных, информационных и других конкурентных, имеющих значение для формирования, осуществления и защиты субъективного права ресурсов в сравнении со своим контрагентом. Именно сравнение перечисленных возможностей участников гражданского оборота является определяющим критерием установления слабой и сильной сторон в гражданском правоотношении.
Законодателем разработаны различные меры защиты потребителей. Так, согласно ст.14.8 Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях от 30.12.2001 N 195-ФЗ включение в договор условий, ущемляющих права потребителя, установленные законодательством о защите прав потребителей, влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере от одной тысячи до двух тысяч рублей; на юридических лиц — от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей. Также потребитель вправе защищаться иным административным способом защиты, а именно: путем подачи жалобы в Управление Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека, которое также может применить установленные законом санкции за включение в договор условий, ущемляющих права потребителей по сравнению с действующим законодательством. Как подчеркивает Е.В. Вавилин, выравнивание положения сторон возможно как с позиции одностороннего усиления прав одной стороны (слабого субъекта в обязательстве), так и с позиции усиления гражданско-правовой ответственности или увеличения обязанностей другой стороны (сильной стороны в обязательстве)». По мнению Е.В. Вавилина и многих других авторов «дополнительные способы осуществления и защиты законных интересов и прав слабой стороны объективно востребованы», и в большинстве случаев с этим утверждением можно согласиться.
В то же время встречаются, на наш взгляд, и неоднозначные случаи, требующие внимательного изучения. В качестве примера рассмотрим Определение Верховного Суда РФ от 24.05.2016 N 4-КГ16-9. Краткая история рассматриваемого дела такова. ООО обратилось в суд с иском к Л., указав, что между сторонами заключен 03.06.2014 договор оказания услуг по покупке объекта недвижимого имущества — земельного участка в Московской области, сроком действия до 31.08.2014, ответчик Л. отказалась от исполнения его условий, в связи с чем с нее в пользу истца подлежит взысканию предусмотренная договором неустойка в размере 100 000 руб. В целях исполнения договора ООО был предложен земельный участок, на покупку которого Л. дала согласие, заключив с С. (собственником земельного участка) предварительный договор куплипродажи (предусматривающий до 20.07.2014 обязанность заключить основной договор купли-продажи) и передав С. задаток в размере 100 000 руб. Впоследствии Л. отказалась от приобретения земельного участка. В соответствии с п. 6.1 договора в случае невыполнения заказчиком условий договора (например, отказ или уклонение от приобретения земельного участка) или нарушения заказчиком обязанностей, принятых на себя согласно данному договору, заказчик обязуется уплатить исполнителю неустойку в размере 100 000 руб. в течение трех календарных дней с момента заявления соответствующего требования исполнителем. Между сторонами 24.10.2014 составлено соглашение о расторжении договора от 03.06.2014, содержащее условие, обязывающее Л. уплатить ООО неустойку в соответствии с п. 6.1 договора оказания услуг. Суд, ссылаясь на ст.782 ГК РФ, Закон РФ от 07.02.1992 N 2300-1 «О защите прав потребителей», другие федеральные законы и иные нормативные правовые акты РФ (п. 1 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. N 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей») постановил, что в силу п. 1 ст. 16 Закона о защите прав потребителей условия договора, ущемляющие права потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей, признаются недействительными; с учетом приведенных норм права п. 6.1 договора оказания услуг по покупке объекта недвижимого имущества от 03.06.2014, закрепляющий обязанность ответчика по выплате ООО неустойки в случае отказа от исполнения договора, то есть устанавливающий санкцию за отказ заказчика от услуг исполнителя, ущемляет предусмотренное законом право потребителя в любое время отказаться от оказания услуги и возместить исполнителю понесенные расходы.
Между тем, в Постановлении Пленума Верховного суда РФ от 23.06.2015 N 25 «О применении судами некоторых положений раздела I части первой Гражданского кодекса Российской Федерации» указано по вопросу применения ч.5 ст.166 ГК РФ, что сделанное в любой форме заявление о недействительности (ничтожности, оспоримости) сделки и о применении последствий недействительности сделки (требование, предъявленное в суд, возражение ответчика против иска и т.п.) не имеет правового значения, если ссылающееся на недействительность лицо действует недобросовестно, в частности, если его поведение после заключения сделки давало основание другим лицам полагаться на действительность сделки (п. 70). Доказательством действительности сделки, а, следовательно, и доказательством исполнения ООО, контрагентом по сделке, действий, предусмотренных договоров, доказательством принятия Л. исполнения обязательства является заключение ею предварительного договора купли-продажи и внесение задатка, который, руководствуясь статьями 380,381 ГК РФ, является доказательством заключения договора и его исполнения.
Рассмотрение вопроса о правомерности применения так называемых «штрафных санкций» за отказ от договора, имеющего правовые дефекты представляется дискуссионным, поскольку договор не считается действующим после окончания исполнения сторонами обязательства. Учитывая изложенное, применение гражданскоправового принципа эстоппель, как принципа утраты права на возражения при противоречивой или недобросовестной позиции в споре, видится вполне оправданным применительно к позиции Л. К тому же положения Конституции РФ о свободе в экономической сфере гарантируют признание свободы договора наряду с другими правами и свободами человека и гражданина, закрепляют право каждого на свободное использование своих способностей и свободное использование своего имущества для предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности (статьи 34, 35 Конституции РФ). На наш взгляд, данное положение можно трактовать и в контексте определенной ответственности гражданина-потребителя по своим обязательствам, следующим из заключенных им договоров, и в контексте недопустимости злоупотребления своими правами, как «слабой» стороны в экономических и иных правоотношениях. Тем более, что на отдельные правоотношения положения законодательства о защите прав потребителей не распространяются, например, на правоотношения, возникающие из агентского договора на приобретение для физического лица и за его счет на рынке по его поручению ценных бумаг с целью получения прибыли.
В целом, под объекты потребительских правоотношений подпадают товары, работы, услуги, разрешенные государством к свободной реализации и предлагаемые предпринимателями. Можно согласиться с мнением В.А. Белова о том, что данные объекты гражданского оборота включаются в правоотношения, возникающие между потребителями и предпринимателями не только при продаже товаров, выполнении работ, оказании услуг, поскольку фактически складывающиеся отношения с участием потребителей и судебная практика используют более широкое толкование норм, имеющих пропотребительскую направленность, в том числе распространяют их на отношения, возникающие в результате заключения: предварительного договора (как в рассматриваемом примере), посреднического договора, договора проката, договора долевого строительства, договора банковских услуг и других договоров.
Особенностью правоотношений с участием потребителей, является то, что стороны договорных отношений подчинены разным правовым режимам. Предприниматель подчинен актам государственного регулирования предпринимательства и действует на основании публичных и частноправовых норм, потребитель же не выходит за пределы частной сферы. Судебная практика, складывающаяся по вопросу защиты прав потребителя в условиях реализации принципа свободы договора, имеет большое значение, учитывая, что отношения между юридическими лицами и индивидуальными предпринимателями по оказанию посреднических услуг гражданам при сделках с недвижимостью (риэлтерские услуги /подбор вариантов и помощь в организации и заключении сделок по купле-продаже, аренде и других сделок/) носят массовый характер и затрагивают права и интересы значительного количества граждан. Можно сделать вывод, что положения законодательства, направленные на обеспечение баланса интересов сторон договоров, в случае, когда одной из его сторон является гражданин, сами по себе не могут рассматриваться как нарушающие законодательство о защите прав потребителей или, наоборот, направленные на его соблюдение.
Полагаем обоснованной позицию В.А. Белова, который указывает, что большинство заключаемых с гражданами договоров являются оспоримыми, т.е. изначально действительными, и могут быть оспорены в судебном порядке одной из сторон договора. А учитывая, что однозначного определения, что понимается под условиями, ущемляющими права потребителя, не имеется, категория условий носит, как правило, оценочный характер, и трактуется по внутреннему убеждению судьи, разрешающего конкретный спор. Принцип добросовестного осуществления гражданских прав, как указывает Л.В. Санникова, справедливо распространен не только на осуществление гражданских прав, но и на их установление, а также на исполнение гражданских обязанностей, чем подчеркивается его общая гражданско-правовая значимость.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Яндекс.Метрика